Статьи и публикации о танках Второй Мировой Войны

Этот раздел содержит интересные публикации, статьи и факты о танках Второй Мировой Войны

Советские танки при штурме линии Маннергейма

Советские танки при штурме линии Маннергейма

В этой статье мы рассмотрим основные виды боевой техники Советского Союза в войне с Финляндией в 1939 - 1940 годах. Финская кампания началась как известно в конце ноября 1939 года. К этому времени на советско-финской границе командование Красной Армии сосредоточило свыше 2 тысяч танков, большое количество живой силы, авиации и артиллерии. Число собственно танков в армии противника было совсем незначительно - по разным данным у финнов было от 30 до 60 танков. Естественно, что они также уступали советским частям в количественном и качественном составе других родов войск, но в живой силе абсолютного превосходства у Красной Армии над финнами в начале войны не было, она появиться позже, когда сильное сопротивление врага заставит советское командование перебросить на Карельский перешейк более крупные силы.

Финские войска главным образом опирались на систему укреплённых участков с договременными огневыми точками(ДОТ), позволявшими некоторое время сдерживать большие силы противника, в то время как сами финские части стремились измотать его, применяя партизанскую тактику, действуя из засад и уничтожая таким образом живую силу и технику. Что же касается танков, то как мы уже говорили, их численность в финской армии была столь незначительной, что они едва ли могли оказать сёрьезное влияние на общий ход боевых действий. А вот о советских танках поговорим подробнее. Какими же танками располагал СССР в финской войне?

Это были конечно же, лёгкие танки "Т-26" и "БТ", средние танки "Т-28", а также опытные образцы тяжёлой боевой техники - танки КВ-1, СМК и Т-100, прибывшие в район боевых действий в декабре 1939 года. Были в составе советской армии и другие виды и типы бронетехники, но мы поговорим только об вышеперечисленных. Советские танки "Т-26" и легкие танки серии "БТ" чаще всего оснащались 45-мм орудием, огневой мощи которого хватало для преодоления противотанковых надолбов, борьбы с пехотой, огневыми точками и бронетехникой финнов, если таковая всё же встречалась на поле боя. Ахиллесовой пятой этих лёгких танков было их бронирование - оно лёгко поражалось распространёнными в финской армии 37-мм орудиями "Боффорс" с любых дистанций, что часто становилось причиной больших потерь этих танков от огня из засад. По очень глубокому снегу движение этих танков было крайне затруднено, поэтому многие боевые участки оказывались для них непроходимыми. Более выгодное положение было у танков "Т-28", которых правда в составе советской армии было намного меньше, чем "двадцатьшестых" и "бэтешек". Они имели основное орудие КТ-28 калибра 76-мм, позволяющее им довольно успешно подавлять попадающие в прицел долговременные огневые точки противника, однако бронирование этих танков также было слабым. А вот что касается проходимости, то в этом плане "Т-28" серьёзно превосходил ранее упоминавшиеся танки "Т-26" и "БТ". В отличие от последних, "двадцатьвосьмой" мог без проблем двигаться по снегу глубиной до 90см. Подобная высокая проходимость несомненно повышала ценность этой машины в условиях зимней Финляндии.

Также в боях на Карельском перешейке приняли участие опытные образцы тяжёлых советских танков - 2 танка "КВ-1", один Т-100 и один СМК. На тот момент, зимой 1939 года, это были просто непробиваемые стальные монстры. "КВ-1" и "СМК" имели толщину лобовой брони по 75-мм. А "Т-100" обладал 60 миллиметровой бронёй лба корпуса. Ни одно финское орудие поразить подобные танки не могло даже в борта и корму, где бронирование также было существенным. Танки "КВ" были однобашенными и оснащались 76-мм орудиями, в то время как его экспериментальные "братья" несли сразу несколько орудий в двух башнях, одну 45-мм пушку и одну 76-мм. В ходе боёв все эти тяжёлые танки получили множественные попадания, но не были подбиты огнём противотанковй обороны финнов, броня оказалась не по зубам орудиям врага. Противнику удалось лишь вывести из строя "СМК", который подорвался на замаскированной взрвывчатке, но позже был отбуксирован в тыл советской обороны.

Зная расклад сил в ходе финской войны, а также имея представление о некотором численном перевесе Красной Армии над финскими войсками в живой силе и большом перевесе в танках, конечно хочется задать вопрос: "Почему же советские войска при наличии огромного преимущества в танках и других видах вооружений так долго штурмовали линию Маннергейма и завязли в боях с явно более слабым противником? Да, безусловно, действиям танков, пехоты, артиллерии и авиации могла мешать погода и суровые условия зимней Финляндии. Но ведь во время первого активного штурма линии Манергейма, завершившегося для Красной Армии неудачно, холодов не было - температура не падала ниже минус семи градусов, а снежный покров был куда менее глубоким, чем в феврале 1940 года, когда Красной Армии наконец удалось взломать оборону финнов. Значит причина не в погоде и условиях. Может быть в сильных укреплениях за которые держались слабые финские части? Но сама по себе линия Маннергейма на фоне других укрепленных линий той поры(например французской линии Мажино)была довольно слабой и Красной Армии с её танками, мощной артиллерией и авиацией, вполне по силам было её взломать.

Что же произошло? Почему советские танковые части, усиленные сверхтяжелой техникой, при поддержке пехоты, авиации и артиллерии просто не смели финские укрепления? Одной из причин первых поражений советских частей было отсутсвие точных данных о укрепленных районах противника. О многих ДОТах поздней постройки на линии Маннергейма советское командование просто не знало. Многие из этих ДОТов были новой конструкции и могли вести так называемый фланкирующий огонь - то есть простреливать огромные участки, находясь при этом тыловой стороной к наступающему противнику. Такие укрепленные точки невозможно было уничтожить огнём танков прямой наводкой, поэтому численность танков Красную Армию в данном случае совсем не выручало. К тому же танкам необходимо хорошее пехотное прикрытие, а живой силы во время первого декабрьского штурма как раз и не хватало. Но главное было не в этом. Учитывая полное незнание расположения огневых точек противника, советские танковые части и пехота, наступавшие в полосе линии Маннергейма часто оказывались под перекресным огнём ДОТов фланкирующего огня. При этом танки, находящиеся в зоне видимости гарнизона ДОТов поражались в уязвимые борта и корму, а пехота оказывалась прижатой к земле и несла чуствительне потери.

Вся ирония этой ситуации была ещё и в том, что подобные ДОТы засечь было крайне тяжело и наступающие части долго не могли понять кто и откуда по ним стреляет. Стоит также вспомнить, что основная масса советских танков, не считая сверхтяжелых прототипов и двух опытных "КВ-1", была с противопульным бронированием, а значит легко поражалась "невидимыми" орудиями финских дотов даже в лоб, не говоря уже о бортах и корме, которые эти танки подставляли, наступая в зоне прострела гарнизона ДОТов. Да, не все ДОТы были оснащены орудиями, многие имели лишь пулемёты, но даже этого хватало. Обычно в этом случае тактика финнов была такова - советская пехота, прикрывающая танки отсекалась от них сильным пулемётным огнём дотов, а танки уничтожались из полевых противотанковых орудий или подрывались финскими пехотинцами с помощью бутылок с зажигательной смесью и гранат. При подобной системе организации обороны Красной Армии нужно было во-первых куда большее количество живой силы, чтобы иметь превосходство над обороняющимися согласно военной теории в три раза, чего как известно при первом штурме не было. Во-вторых, необходимо было провести глубокую разведку и вскрыть положение ДОТов фланкирующего огня, что создало бы предпосылки для их успешного уничтожения. До этого наряду со штурмом в лоб, предпринимались попытки обхода линии Маннергейма, но сложная местность на севере от неё, не давала советским войскам, тогда не имевшим подразделений пехоты на лыжах, пространства для маневра. Финны же подобные подразделения имели и обходя "запертые" вдоль дорог советские танки и пехоту, отрезали их от тыловых коммуникаций и наносили тяжелейшие потери.

Уроки первых болезненных штурмов финских укреплений не прошли для советского командования даром. К февралю 1940 года советские войска на Карельском перешейке были серьёзно усилены, наконец появился действительно ощущаемый численный перевес над финской армией в живой силе. Были одни за другим выявлены и расстреляны из крупнокалиберных артиллерийских орудий ДОТы фланкирующего огня, полосу обороны которых не могла преодолеть пехота. После этого многочисленные советские танковые части при поддержке пехоты стремительно взломали линию Маннергейма, не оставив финским частям, лишившимся своего главного преимущества, никаких шансов. Сопротивление финской армии было сломлено в тяжелейших условиях озер и дорог, покрытых снегом. Из-за довольно тяжелых потерь в живой силе, финская война считается провальной для СССР. Однако, если учесть условия и трудности, с которыми изначально довелось столкнуться танкистам и пехотинцам Красной Армии, то можно сказать, что при прорыве укреплений на линии Маннергейма советским командованием была проведена огромная работа по ликвидации ошибок и недочетов первого штурма. Что же касается танков, то они вполне неплохо выполняли свои задачи даже в таких тяжелейших зимних условиях. Интересна и судьба танка "КВ-1", который испытывался именно в финской войне. Он будет принят на вооружение в феврале 1940 года. А танковым войскам СССР вскоре предстоит куда более суровая схватка с намного более сильным противником, чем финны - с армией гитлеровского Третьего Рейха.

Смотрите также...
Лучшие средние танки Второй мировой войны ( Часть II )