Статьи и публикации о танках Второй Мировой Войны

Этот раздел содержит интересные публикации, статьи и факты о танках Второй Мировой Войны

Советcкие танки-амфибии в бою

Советcкие танки-амфибии в бою

Советские плавающие танки, такие как «Т-37», «Т-38» и «Т-40» были одним из этапов эволюции танкостроения СССР и его дальнейшего развития. Безусловно, эти боевые машины, многие из которых были сконструированы ещё в начале 30-х годов, оказались слабо подготовлены к реальным боевым действиям, и тем не менее они задействовались советской армией до самого конца войны для решения узкого круга второстепенных задач.

Впервые в бою эти машины, в частности «Т-37А», были задействованы в 1939 году в боях с японцами за Халкин-Гол. Ими был оснащен один стрелково-пулеметный батальон 11-й танковой бригады и один танковый батальон 82-й стрелковой дивизии. Общее количество танков этого типа не превышало 22 единицы. В ходе наступления Красной Армии обнаружилась крайне низкая боеспособность этих боевых машин. За четыре месяца боев советские войска потеряли 17 «Т-37А». Никакими, даже самыми скромными, успехами эти танки похвастаться не могли

Осенью 1939 года танки «Т-37А» и «Т-38» участвовали в освободительном походе в Западную Украину и Белоруссию. В ходе всей операции боев с польскими войсками практически не возникало, были лишь незначительные боестолкновения, в одном из которых в районе населенного пункта Холм в завязавшейся стычке с остатками польских сил было потеряно 3 танка «Т-37А». Командование негативно отзывалось об этих танках, замечая их крайнюю ненадежность, слабость вооружения и бронирования. В скорости эти машины умудрялись проигрывать даже «Т-26» и отставать на марше от пехотинцев.

Очень активно танки «Т-37А» и «Т-38» применялись во время Зимней войны с Финляндией. В начале войны на границе Финляндии и СССР было сосредоточено свыше 400 единиц танков этих типов. Они задействовались Красной Армией в ходе начавшихся боев с финнами. В качестве примера можно привести действия 18-го отдельного танкового батальона, в составе которого числилось 54 танка «Т-38». В ходе одного из боев на Карельском перешееке эти танки поддерживали атаку пехоты 136-й стрелковой дивизии, действуя как подвижные огневые точки. Они вели плотный огонь по противнику, находясь на флангах и в рядах наступающей пехоты, существенно поддержав атаку огнем. При отсутствии у финнов сильной противотанковой обороны, действия «Т-38» оказались довольно успешными. В это время несколько танков батальона охраняло командный пункт дивизии, а часть занималось эвакуацией раненых и доставкой боеприпасов на передовую.

Другой эпизод советско-финской войны – разведывательная операция взвода «Т-38» на станции Ино, где в ходе рекогносцировки местности советские танки столкнулись с батальоном финской пехоты, усиленным артиллерией. Финны намеревались атаковать советские позиции, но их планы были сорваны разведгруппой советских танков, завязавших с ними бой. Потери Красной Армии составили 3 танка «Т-38», но запланированный внезапный удар финнов по советским частям в этом районе не состоялся.

Вообще, в самом начале советско-финской войны «Т-37А» и «Т-38» использовались только для разведки, но затем их стали применять и для поддержки пехоты на второстепенных направлениях, поскольку у противника либо отсутствовала противотанковая оборона, либо она была недостаточно насыщенной. А что касается тех участков фронта, где финская ПТО была достаточно сильной, то малые плавающие танки себя никак не проявили. Легкое противопульное бронирование делало их легкой добычей противотанковых расчетов и пехоты с противотанковыми ружьями. Взрыва противопехотных мин это тонкое бронирование также не выдерживало. По снегу «Т-37А» и «Т-38» двигались очень плохо, часто застревали и выходили из строя.

Когда в СССР накануне Великой отечественной войны начали формироваться танковые корпуса, предполагалось что небольшое количество плавающих танков(17 штук) будут входить в штатный состав корпуса, однако по факту в некоторых корпусах таких танков не было вообще, другие были ими укомплектованы сверхштата. Всего же на июнь 1941-го года в РККА насчитывалось 2331 танк «Т-37А», при этом из них полностью на ходу было лишь 1371, остальные требовали разной степени ремонта. Из 1129 танков «Т-38» на ходу было только 629 машин. Из более новых плавающих танков «Т-40» эксплуатировалось на тот момент незначительное количество, всего же в войсках находилось около 130 машин.

В первые дни войны, в ходе отступления, Красная Армия потеряла большое количество плавающих танков. Справедливости ради, стоит сказать, что для ведения боя с противником, особенно таким как немецкая армия, эти машины были совершенно неприспособленны и годились лишь для решения вспомогательных задач вроде доставки боеприпасов, разведки и боевого охранения. Хорошей иллюстрацией вышесказанного служит эпизод, описанный советским танкистом Григорием Пенежко , воевавшем на этих танках. В первые дни войны он командовал ротой «Т-37А» и недалеко от Перемышля его танки завязали бой с группой немецких мотоциклистов, нанесли им потери и обратили в бегство, но в ходе преследования столкнулись с немецкими танками, по видимому «Panzer III» или «Panzer IV» с пушечным вооружением и противоснарядным бронированием, против которого пулемет «Т-37А» был бессилен. Рота вынуждена была отступать.

Этот пример доказывает только то, что применять «Т-37А» , «Т-38» и «Т-40» непосредственно на передовой было бессмысленно, в этой войне этим танкам отводилась второстепенная роль, время когда они могли представлять собой серьезную огневую мощь(начало 30-х) уже безвозвратно ушло. К осени 1941-го года почти все плавающие танки был Красной Армией потеряны, а дальнейшее их производство утрачивало смысл при наличии более адекватных моделей легких танков. Уже существовал «Т-60» и начинал проектироваться «Т-70». По прямому назначению за всю войну плавающие танки применялись лишь дважды – осенью 1942 года для форсирования Невы и захваты плацдарма в одной из операций Красной Армии в районе Старой Дубовки. Плацдарм был занят, но почти все участвовавшие в операции танки были в ходе боя подбиты противником либо при переправе, либо на самом плацдарме.

Второй случай применения – форсирование реки Свирь в ходе Карельского наступления РККА в 1944 году. Здесь «Т-37А» и «Т-38», а также полученные по ленд-лизу американские автомобили амфибии «Ford GPA» после артподготовки успешно форсировали реку и заняли плацдарм. Американские машины транспортировали пехоту, а «Т-37А» и «Т-38» выступали в качестве огневой поддержки. Плацдарм был быстро расширен, противник выбит с берега, а потери советских танков составили всего 5 машин. Это пожалуй чуть ли не единственный и самый удачный пример действий плавающих танков за всю войну при применении их по прямому назначению.

Смотрите также...
Боевые машины: Тигр атакует(Battle stations: Tiger attack)