Опытные образцы танков Второй Мировой Войны

Танковое сражение в районе Дубно-Луцк-Броды

(23.06.1941 - 30.06.1941)

Танковые сражения

Танковое сражение в районе Дубно-Луцк-Броды <p style="text-align:center">(23.06.1941 - 30.06.1941)</p>

Танковое сражение в районе Дубно-Луцк-Броды

(23.06.1941 - 30.06.1941)

Грандиозное танковое сражение, развернувшееся в треугольнике Луцк-Дубно-Броды в самом начале Великой Отечественной Войны, ознаменовало собой все более возрастающую роль танковых частей, которые в тесном взаимодействии с другими родами войск решали крупные стратегические задачи, напрямую оказывая влияние на обстановку, складывающуюся на фронтах. В сражении, развернувшемся в полосе Юго-Западного фронта приняло участие 3800 танков(3000 советских и 800 немецких).

Со стороны немцев основным действующим соединением стала 1-я танковая группа Эвальда Фон Клейста. которая 22 июня совершила прорыв от границы, взломав полосу обороны двух советских армий( 5-й и 6-й), после чего двинулась на населенный пункт Радзехов. К 24 июня подвижные соединения немцев достигли реки Стырь. Советское командование, оценив обстановку принимает решение нанести по вырвавшимся частям противника контрудар силами сразу четырех механизированных корпусов, 9-й и 19-й механизированные корпуса РККА по плану должны были атаковать противника с севера, с юга им навстречу наносили удар 8-й и 15-й мехкорпуса, образуя «клещи», в которые оказывались зажатыми подвижные соединения Клейста.

Точками сосредоточения и исходными рубежами для начала атаки 9-го и 19-го мехкорпусов Красной Армии командование обозначило деревни Грудек и Рымно. К 26 июня оба этих пункта уже были взяты противником, но эти данные в условиях стремительного продвижения немецких арьергардов вперед ещё не дошли до советского командования. В итоге выдвинувшиеся вперед советские механизированные соединения вместо удара по вражескому флангу, вынуждены были вступить в ожесточенное встречное сражение с немецкими войсками ещё до выхода на назначенный рубеж. Передовой отряд 19-го механизированного корпуса – мотострелковый полк 43-й танковой дивизии наткнулся на противника в 7 километрах восточнее Дубно. После обнаружения вражеских сил передовые части корпуса отошли в населенный пункт Млодова и укрепились там, ожидая подхода основных сил.

Уже на следующий день их позиции подверглись атаке – на них наступали части 11 танковой дивизии немцев. В состав мотострелкового полка, закрепившегося в Млодове, кроме двух батальонов пехоты входил взвод танков и батарея артиллерийских орудий. Эти силы смогли оказать некоторое сопротивление наступающему противнику подбив 3 танка, однако вынуждены были оставить Млодову. В это же время в район Дубно стянулись и изготовились к контрудару основные силы 43-й танковой дивизии Красной Армии, правда вся артиллерия дивизии всё ещё находилась в пути. Тем не менее командующий 43-й танковой дивизии смог остановить отступающие в беспорядке части пехоты и артиллерии из 228-й стрелковой дивизии и усилить ими собственные войска.

43-я танковая начала наступление в неполном составе, часть машин была уже потеряна и оставлена из-за поломок – в атаке приняли участие два тяжелых танка «КВ», две «тридцатьчетверки», а также 75 лёгких танков «Т-26». Им противостояла также неполная 11 танковая дивизия немцев – примерно половина её штатной численности, поскольку одна из боевых групп этой дивизии ранее выдвинулась в другом направлении. На стороне немцев было ощутимое превосходство в тяжелой артиллерии, но с другой стороны советским танкам оказывали поддержку пехотные части. Наступление советских танков началось в середине дня 26 июня 1941 года – советские танкисты прорвали оборону немецких войск на этом участке подойдя вплотную к Дубно. Были потеряны оба тяжелых танка «КВ» и 15 легких танков «Т-26», а также более 100 пехотинцев. Немецкие части казалось уже не могли удержать Дубно, однако командир 43-й танковой дивизии Цибин принял решение отвести дивизию к Ровно.

Это решение объяснялось тем, что севернее 13-я танковая дивизия немцев провела успешное наступление, взломав оборону сразу двух дивизий Красной Армии. Оказавшийся неприкрытым фланг создавал угрозу для войск Цибина и решение было вполне оправданным. Тем временем передовые части 11-й танковой дивизии, половина которой оставалась в Дубно, достигли города Острог, что уже намного восточнее. Поначалу советское командование не предполагало, что противник может продвинуться настолько далеко, однако вскоре стали оправдываться самые худшие ожидания. В Остроге на тот момент находился лишь разведывательный батальон 109-й моторизованной дивизии. Немецкие танки и пехота быстро выбили советские части из города и закрепились в нём, успешно препятствуя попыткам отбить его.

К городу переместилась основные силы 109-й моторизованной дивизии РККА, полк 57-й танковой дивизии, в составе которого были лёгкие «Т-26». Эти отдельные части готовились атаковать противника в Остроге. Командование Красной Армии всё ещё плохо представляло обстановку на фронтах. В задачи 8-го и 15-го механизированных корпусов все ещё входило наступление на ранее обозначенные позиции, хотя обстановка кардинально поменялась – подтягивавшиеся с западного направления немецкие танковые и пехотные дивизии сами атаковали позиции мехкорпусов, обходя их с флангов, а в немецком тылу уже была создана прочная система обороны, прорвать которую в таких условиях было крайне сложно. Наступать по прежнему плану означало завлекать крупные механизированные соединения в опасную ловушку. Тем не менее наступление велось и дивизии корпуса на разных участках натыкались на сильный противотанковый огонь, теряя большое количество машин.

Кроме всего вышеперечисленного сыграло свою роль и господство немецкой авиации в воздухе. Очень сильно от авиаударов пострадали тылы 15-го механизированного корпуса, был тяжело ранен его командир И.Карпезо.

Другой корпус участвовавший в контрударе на этом направлении – 8-ой также серьёзных успехов не достиг – около половины его танков осталось на обочинах дорог из-за поломок в результате длительных маршей и бросков с одного участка фронта на другой. В конечном счете корпус двинулся на населенный пункт Берестечко, но не достигнув его южнее вступили в бой с частями 16-й танковой дивизии немцев, успевшей занять оборону. Ударные части 8-го мехкорпуса(12-я и 34-я танковые дивизии) поначалу успешно атаковали вражеские позиции, потери 12-й дивизии составили всего 10 танков, а 34-й 5 танков, однако в дальнейшем немцем удалось сдержать продвижение дивизий корпуса и нанести серьезные потери 12-й танковой выбив ударами с воздуха все артиллерийские тягачи дивизии и большую часть личного состава артполка.

Советское командование рассматривало результат контрнаступления мехкорпусов как полный провал, однако и немецкие командиры не видели повода для оптимизма – начальник штаба ОКВ Франц Гальдер писал в своем дневнике о медленном продвижении войск группы армий «Юг» и её больших потерях. Несмотря на поражение при попытке нанесения контрударов силами мехкорпусов, советское командование всё ещё имело в распоряжении достаточно сильную группировку. Однако потери корпусов Красной Армии были серьезными. В качестве примера можно привести 10-ю танковую дивизию 15-го мехкорпуса. Её первоначальный состав – 147 легких танков «БТ-7», 37 средних «Т-34», 44 средних «Т-28» и 63 тяжелых «КВ». От этих сил осталось лишь 20 «БТ-7», 5 «Т-34», 4 «Т-28» и 10 «КВ».

Основными причинами провала июньского контрудара советских механизированных корпусов было сильное рассредоточение сил и отсутствие слаженности и координации взаимных действий, что к сожалению было для советских войск в первые годы войны почти нормой. Танки мехкорпусов вступали в бой в большинстве случаев при недостаточной пехотной поддержке, либо при полном её отсутствии. Также отсутствовала поддержка артиллерийская, не говоря уже об авиационной. Стремительное наступление противника не давало советскому командованию, ещё не получившему опыт ведения войны с лучшей европейской армией, оценить обстановку и своевременно принять верное решение. Всё вышеперечисленное привело к разгрому советских мехкорпусов в первые дни войны. И всё же этот горький опыт не был забыт советским командованием – немцам ещё предстояло в полной мере ощутить на своей шкуре силу сопротивления советских войск в предстоящих битвах.