Опытные образцы танков Второй Мировой Войны

Харьковское сражение - часть II.Контрудар немецкой армии

(17.05.1942 - 25.05.1942)

Танковые сражения

Харьковское сражение - часть II.Контрудар немецкой армии <p style="text-align:center">(17.05.1942 - 25.05.1942)</p>

Харьковское сражение - часть II.Контрудар немецкой армии

(17.05.1942 - 25.05.1942)

К перегруппировке своих войск в районе барвенковского выступа немецкое командование приступило ещё 13 мая, в самый разгар советского наступления. Значительные силы, сосредоточенные на южной части выступа не были задействованы в отражении удара советских войск севернее и не были скованы действиями южного фронта Красной Армии. Это позволило противнику без помех подтянуть резервы и провести реорганизацию частей. Ситуацию для советской стороны усугубляло то, что значительная часть сил была задействована в наступлении и отражать контрудар с южной стороны было просто нечем. Фактически наступающая на севере Красная Армия сама загоняла себя в ловушку. Оборона же в полосе немецкого удара на южном фасе была довольно слаба – на опасных направлениях отсутствовали инженерные заграждения, а плотность противотанковой обороны была крайне низкой. Оборона строилась на системе опорных пунктов, при полном отсутствии резервов. Практически вся артиллерия РККА находилась на переднем крае, в глубине обороны в случае прорыва немецких танков останавливать их продвижение было просто нечем, также фактически отсутствовало зенитное прикрытие и авиаподдержка. Все это создавало для немцев идеальные условия для контрудара.

Структура и организация немецких войск

Для нанесения контрудара немецкое командование создало один танковый(3-й) и два армейских(44-й, 52-й) корпуса, которые были объединены под общим командованием боевой группы «Клейст». В состав 3-й го танкового корпуса входило 4 дивизии, из них 1 танковая и 1 моторизованная. Корпус был усилен сводной итальянской бригадой «Barbo». 44-й армейский корпус имел в своем составе 5 дивизий, включая 1 танковую. 52-й корпус был наиболее слабой частью немецких сил изготовившихся к наступлению – он имел лишь одну пехотную дивизию и два пехотных полка усиления.

Силы немецкой армии были сосредоточены на узких участках фронта, что обеспечило колоссальное превосходство над обороняющимися частями РККА в точках прорыва. Особенно большим был перевес германских войск в артиллерии и танках, в меньшей степени в живой силе. Войска были окончательно подготовлены к наступлению к вечеру 16 мая и на следующее утро атаковали позиции советской армии на южном фасе барвенковского выступа.

Контрудар немецкой армии на южном фасе

Передовые части группы «Клест» двинулись вперед после полуторачасовой артиллерийской подготовки. Наступление танков и пехоты сопровождалось массированными авианалетами на советские оборонительные узлы. Хорошо организованное и слаженное взаимодействие войск, а также внушительное численное превосходство сразу же принесли свои плоды. Хотя стоит повторить, что плотность советской обороны была таковой, что немцам стараться особо не приходилось. Передовые части РККА быстро были выбиты с позиций и начали отступать. Немецкие подвижные соединения обходили очаги сопротивления, пытаясь вгрызться в самую глубину обороны советских войск, заблокировав пути отхода. В результате авиаударов был выведен из строя узел связи обороняющейся 9-й армии, в результате чего управление войсками было полностью потеряно. Фланги фронта были взломаны, а части изолированы друг от друга и от командования. К полудню глубина прорыва немецкой армии составила 20 км.

Несмотря на плачевное положение сложившееся на фронте 9-й армии, отдельные ее части очень неплохо сопротивлялись ударам немецких войск, нанося противнику ощутимые потери, однако для остановки немецкого наступления нужны были скоординированные усилия, которые по причине утери управления войсками были невозможны. К вечеру противнику удалось взять Барвенково. Стоит сказать о танковых силах противостоящих немцам на этом направлении. К началу контрнаступления группы «Клест» 9-я армия располагала примерно полусотней танков(В основном легкие танки «Т-60», несколько «КВ» и «Т-34», а также трофейные немецкие «тройки»). Танки отметились тем, что внезапными атаками смогли дезорганизовать продвижение нескольких немецких колонн. Пока Южный фронт трещал по швам от ударов группы «Клейст», Юго-Западный фронт продолжал наступать. И надо сказать, что за счет того, что авиация немцев была переброшена на юг , продвижение советских сил на этом участке фронта ускорилось. Неплохо проявили себя новые соединения – танковые корпуса, благодаря которым части Красной Армии продвинулись за день на некоторых участках Юго-Западного фронта на 10 км. 23-му танковому корпусу даже удалось перерезать коммуникации противника на линии Красноград-Харьков. Продвижение советских войск серьезно тормозилось неслаженной работой тыла – несвоевременным подвозом боеприпасов, горючего, снаряжения, медленным подходом подкреплений и т.д. Возможно , советское командование слишком сильно увлеклось наступлением и поэтому очень поздно отреагировало на неожиданный контрудар немцев с юга.

Тем не менее уже к вечеру 17 мая начальнику генштаба Василевскому стало очевидно, что на южном фасе в полосе 9-й армии складывается тяжелая ситуация с далеко идущими последствиями. В связи с этим он предложил немедленно прекратить опасное движения частей Юго-Западного фронта и перебросить часть сил на юг для отражения немецкого удара. Главнокомандующий Юго-Западного направления С.К.Тимошенко останавливать наступление не стал, однако принял ряд решений по укреплению устойчивости 9-й армии, принявшей на себя основной удар противника. К этому времени было совершенно ясно, что немцы планируют не частную операцию, а полномасштабный удар с целью ликвидации всего барвенковского плацдарма и окружения значительных сил Красной Армии. 23-му танковому корпусу ведущему наступление было приказано срочно прекратить его и выдвинуться в распоряжение 57-й армии. Из резерва Ставки на усиление Южного фронта были выделены 2 стрелковые дивизии и 2 танковые бригады, прибытие которых ожидалось в двадцатых числах. Происходила передислокация уже имевшихся войск для накопления сил в глубине плацдарма с целью отражения немецкого удара. В общем и целом советское командование грамотно оценило обстановку, пытаясь препятствовать развитию контрнаступления группы «Клейст».

Тем не менее обстановка для советской армии осложнялась. На следующий день из района Барвенково противник продолжил наступать большими силами танков и пехоты. Ему удалось отрезать от переправ через реку Северный Донец оставшиеся силы 3 стрелковых дивизий и кавалерийского корпуса. К исходу 18 мая фронт 9-й армии фактически был разгромлен. Сопротивление немцам оказывали отдельные части, не имевшие связи со штабом. Тем не менее форсировать с ходу Северный Донец немецкие войска не смогли, столкнувшись с сильным сопротивлением советских войск, занимавших позиции на противоположном берегу. Советское командование бросило значительные силы на ликвидацию прорыва группировки Клейста, но вместе с тем наступление Юго-Восточного фронта остановлено не было. Предполагалось, что после прибытия резервов и нанесения контрударов по прорвавшимся немцам фронт 9-й армии все же можно будет восстановить.

19 мая уцелевшим частям этой армии удалось вырваться из окружения немцев за рекой и переправиться через Северный Донец к своим. Потери были очень серьезными. Так в трех прорвавшихся из окружения танковых бригадах уцелело лишь 7 легких танков «Т-60». Противнику правда тоже были нанесены немалые потери – немцы лишились 24 танков, однако вероятно с учетом того, что поле боя осталось за Вермахтом, многие из них подлежали ремонту и были восстановлены.

Угроза со стороны прорвавшейся группировки немцев тем временем нарастала. Противник после атак 17 и 18 мая быстро перегруппировался и продолжил наступление, часть его сил уже пересекла Северный Донец. 20 мая по приказу Тимошенко все силы наступающей на Юго-Западном фронте 6-й армии останавливали продвижение и переходили к обороне. После подготовки эта армия во взаимодействии с 9-й и 57-й должна была решительным ударом разгромить группу «Клейст». Однако немцы не позволили реализовать этот план. 20 мая навстречу группе Клейста германское командование двинуло группу «Гольвитцер», которая наступала из района Мурома и Вергелевки в направлении Балаклеи, а далее замыкала кольцо окружения, соединяясь с ударной группой «Клейст». К сожалению, задуманное германским командованием в полной мере удалось осуществить. 22 мая немецкие группы соединились ,образовав «котел», в котором оказались две советских армии(6-я и 57-я), а также группа генерал-майора Бобкина.

Заключительные бои

Советское командование предприняло попытки прорвать кольцо окружения. Окруженные на барвенковском выступе части Красной Армии были организованы в Южную группу, командующим которой назначен генерал-лейтенант Костенко. Задача поставленная новоиспеченной группе была одновременно и проста и сложна – пробить кольцо окружения и соединиться с основными силами советской армии, переправившись через Северный Донец. Одновременно навстречу этой группе наносил удар сводный танковый корпус, задачей которого был прорыв внешнего кольца окружения. В операции по деблокированию Южной Группы должны были участвововать и соединения 38-й армии. В танковый корпус, наносивший удар навстречу окруженным входило две танковые бригады(всего 62 танка – 29 «Т-34», 25 «Т-60», 8 «КВ»).

К сожалению с самого начала операции у этого корпус а начались проблемы – из-за плохой организации передислокации сил штабом танки слишком долго выходили в районы сосредоточения, причем в пути по колонне постоянно работала авиация противника. В итоге в планируемый район сосредоточения – село Ивановку, откуда и должен был наноситься удар, прибыло всего 39 танков – 19 «Т-34» и 20 «Т-60». Остальные машины корпуса были либо повреждены и требовали ремонта, либо отстали по другим причинам. Например, для «КВ» просто отсутствовали переправы, способные выдержать вес этого «монстра». В итоге «КВ» прибыли в район сосредоточения лишь спустя два дня – 25 мая. После прибытия в Ивановку корпус пополнили новыми соединениями, добавив 2 танковые бригады и отдельный батальон. Одну бригаду (3-ю) из корпуса исключили. Общая численность танков в корпусе перевалило за сотню – 102 боевые машины.

В середине дня 25 мая эти части были брошены в атаку и завязали ожесточенные бои с противником, подвергаясь со с его стороны мощным авиаударам, одновременно сражаясь с немецкой пехотой и танками. Наступление было относительно успешным – советские войска заняли городок Чепель и нанесли противнику приличные потери в танках и живой силе – было уничтожено около 2 рот пехоты противника, немцы потеряли 19 танков. Правда и собственные потери корпуса были тяжелыми – примерно 30 машин. На следующий день после перегруппировки сил наступление возобновилось. К сожалению, на этот раз оно не было таким успешным – из-за плохой координации стрелковые части не поддержали атакующие танки, а советская авиация умудрилась нанести удар по позициям собственных войск, ведущих наступление. Итог – 26 мая Красной Армии не удалось прорвать оборону противника и серьезно продвинуться навстречу окруженным.

Однако в этот же день крупная группа «окруженцев» из 57-й и 6-й армии смогла самостоятельно пробить кольцо и выйти к своим недалеко от Чепеля. Все танки, находящиеся в окружении были объединены в танковую группу, которой ставилась только одна задача – прорыв из «мешка» и вывод оставшихся советских сил. После подготовки окруженные части пошли в атаку. Оборону противника удалось взломать, но потери были очень большими - из 22 тыс. бойцов к своим вышло вышло лишь 5 тыс., а также незначительное количество техники. Благодаря танкистам 26-го танкового корпуса была выведена из окружения и еще одна группа. Однако в окружении еще оставались значительные силы РККА, которые находились в очень тяжелом положении, но оружия не складывали и противнику не сдавались. Они постоянно предпринимали попытки вырваться, атакуя противника на всем протяжении замкнутого фронта окружения в направлении на восток. 28 мая советские войска силами 114 танковой бригады и 2 полков пехоты нанесли удар по внешнему кольцу окружения и смогли прорвать его, однако от окруженных их отделяло еще и внутреннее. В это же время большие силы «окруженцев» взломали немецкую оборону, разорвав внутреннее кольцо и выйдя таким образом к своим. В этой группе, одной из последних вырвавшихся из немецкого «котла», оказалось 6 тыс. человек.

Трагическим было последствие харьковского окружения для Красной Армии – в котле сгинуло большое количество военнослужащих, причем до сих пор не установлены точные цифры потерь из-за отсутствия документации. Есть разные данные о потерях – так один из советских источников называет цифру 277 тыс. человек(безвозвратные потери – 170 тыс.). Немецкие данные- 239 тыс. пленных, 1.2 тыс танков, 540 самолетов и большое количество артиллерии.

Причины катастрофы

Многие исследователи видят причину Харьковской катастрофы в низкой боевой подготовке прежде всего командного состава Красной Армии. Мужество, храбрость и высокая мотивация большинства советских солдат не могла отменить того факта, что советское командование во многих случаях действовало крайне неумело. Прежде всего это выражалось в отсутствии хорошо отлаженного взаимодействия разных родов войск, что было ключевым фактором в достижении успеха – это собственно и демонстрировал противник. Немецкое командование утверждало, что русские командиры совершенно не умеют использовать танки, хотя по характеристикам советские машины немецким нисколько не уступали, более того даже превосходили их. Очень плачевные последствия имело отсутствие на танках радиосвязи, что не позволяло оперативно руководить танками непосредственно в бою, из-за чего последние часто не могли развить успех, даже если он потенциально был возможен. Немцы отмечали, что в целом советские войска действовали тактически грамотно – так расчеты противотанковых ружей вели огонь в триплексы немецких машин, а засады небольших групп танков серьезно тормозили немецкое продвижение. Тем не менее, большое количество недостатков в управлении войсками и вышеупомянутое отсутствие радиосвязи сводили на нет все локальные успехи РККА. Разгром крупных сил Красной Армии под Харьковым стал предпосылкой к большому немецкому наступлению на Кавказ, развернувшемуся летом 1942 года.