Танкисты-герои времен Второй Мировой Войны

Советский танкист Павел Гудзь

Знаменитые танкисты

Павел Гудзь

Павел Гудзь


Павел Гудзь - один из знаменитых советских танкистов, судьба которого поначалу совсем не связывала его жизнь с армией и танковыми войсками. В 1937 году будущий танкист заканчивает обучение в техникуме исскуств и получает должность инструктора райотдела народного образования. Казалось, ничто не предвещает крутого поворота в жизни Павла. Но уже спустя два года он учиться во Саратовском танковом училище. Выпустившись из него в звании лейтенанта, он начинает службу в 32-й танковой дивизии, которая дислоцировалась на Украине. Он прибыл в дивизию и был определён в её 63-й танковый полк в середине июня 1941 года, до немецкого вторжения в СССР оставались считанные дни. Под командованием Павла Гудзя оказался взвод в составе двух бронеавтомобилей, двух средних танков "Т-34" и пяти тяжелых танков "КВ".

Утром 22 июня этот взвод, в составе своей дивизии, поднятой по тревоге, двигался в направлении Западной границы в авангарде боевых порядков. К полудню он вступил в соприкосновение с противником. Встретив на пути немецкие силы, Гудзь отдал приказ с ходу атаковать их. В ходе боя, взвод уничтожил противотанковую пушку, пять вражеских танков, несколько грузовиков и три бронемашины. Бои первого дня войны на этом для дивизии не закончились. В следующей стычке с немцами произошёл уникальный и редкий случай - танковый таран. "КВ-1" под командованием Павла Гудзя в ближнем бою протаранил немецкий танк и рывком сбросил его в овраг. До конца июня 32-дивизия совместо с пехотой 81-й дивизии защищала направление Львова. Немцы обтекали фланги дивизии, их подвижные соединения уже были позади её боевых порядков, однако замкнуть кольцо окружения им ещё не удавалось. Советские танки и пехота с боями отходили на восток под ударами господствующей в воздухе немецкой авиации.

Противник занял Львов, кратчайшие пути к отступлению были для дивизии закрыты и командование приняло решение дерзким прорывом через уже занятый врагом город вырваться на участки кратчайшего отхода. Атаку запланировали ближе к вечеру, чтобы свести к минимуму воздействие на дивизию немецкой авиации. Головной отряд дивизии составял взвод Павла Гудзя. Именно его танки на полной скорости первыми ворвались в захваченный Львов. Завязался тяжелый бой. Немцы все же смогли оказать некоторое сопротивление, но эффект внезапности сказался - советские танки стремительно прошли через город уничтожая по пути встретившуюся живую силу и технику противника. Взвод Павла прикрывал проход советских колонн через город, сам лейтенант со своим экипажем записал на счёт 5 подбитых вражеских танков. За боевые заслуги Гудзь к тому времени был дважды представлен к ордену Красного Знамени, но эти награды так и не были ему вручены.

Ближе к середине августа, оставшиеся после тяжелых приграничных боев танки 32-й дивизии передали в состав 8-й дивизии полковника Пушкина, а 32-ю расформировали. Личный состав, в котором находился и Павел Гудзь, отправился во Владимирскую область, где из него были сформированы 91-й и 89-й отдельные танковые батальоны. В боевые списки последнего попал и Павел Гудзь. Он был поставлен на должность начальника штаба батальона. Вновь сформированный батальон некоторое время ожидал прибытия материальной части - танкисты временно были без своих боевых машин. Вскоре техника была получена. Пять танков "КВ" из состава батальона стали участниками знаменитого парада 7 ноября 1941 года, продемонстрировавшего всему миру стойкость Советского Союза. Враг был в опасной близости от столицы, но парад всё же был проведён и участвующая в нём техника сразу же уходила к линии фронта. Одним из танков "КВ", проходивших в тот день по Красной площади, командовал лейтенант Гудзь.

В первых числах декабря немцы, уже почуствовавшие ожесточенное сопротивление советских войск, делают одну из отчаянных попыток прорыва к Москве по Волоколамскому шоссе. Противник нанёс мощный удар силами танков восточнее шоссе, где наткнулся на части 258-го стрелкового полка, которые смогли сковать боем ударный немецкий кулак и остановить его. На помощь пехоте командир 89-го танкового батальона бросил единственный уцелевший в боях "КВ-1". Советские силы в полосе обороны 258-стрелкового полка были сильно потрёпаны в боях с наступавшими немцами. В распоряжении командира полка находилось несколько стрелковых рот, несколько артиллерийских орудий и прибывший на помощь тяжелый танк "КВ" под командованием Павла Гудзя. Противник на этом участке располагал почти 20 танками, четырьмя батареями полевых орудий и примерно двумя батальонами пехоты, имея численный перевес над обороняющимися советскими частями. По предложению лейтенанта Гудзя единственный советский танк на учатске обороны был поставлен в засаду за небольшой кустарник поодаль от позиций своей пехоты, находящийся в прямой видимости врага. Это было рискованным вариантом, но решено было поступить именно так.

Советская артбатарея тем временем вела усиленный огонь в направлении противника, чтобы дать возможность советскому танку незамеченным добраться до планируемой позиции, откуда было рукой подать до противника. Впереди просматривалось село и силуеты вражеских танков. Ближе к рассвету Гудзь приказал экипажу приготовиться. Наводчик взял в прицел передний немецкий танк, стоящий на улице села. Спустя несколько секунд раздался первый выстрел и вражеский танк загорелся. Оказалось, что в нём, как и в других, даже не было экипажа - немцы настолько беспечно и самоуверенно чуствовали себя рядом с советскими позициями, что не организовали дежурство. Это лишь ослабило их возможность сопротивляться. "КВ" продолжал стрелять, попадания получили ещё два вражеских танка. Из домов в панике выскакивали ошеломлённые немецкие танкисты и бежали к своим танкам, но радист, сидевший за пулемётом "КВ" уже был готов к этому. Выстрелы из пушки смешались с треском пулемёта, поливавшего огнём высыпавшую из домов пехоту и танкистов врага.

И всё же многим вражеским танкистам удалось добраться до своих машин, орудия которых стали разворачиваться в сторону советского танка. Послышались ответные выстрелы, один из снарядов попал в башню "КВ", но отскочил рикошетом. Гудзь приказал продолжать огонь, не останавливаясь. Немцы уже соориентировались и отвечали плотным пулемётно-пушечным огнём, но броня выдерживала выстрелы их орудий. Советская пехота, пытаясь поддержать танкистов, перешла в атаку на село. Три часа длился бой и завершился полной победой советских войск. Гудзь записал на свой счёт ещё десять подбитых вражеских танков. "КВ" получил 29 попаданий, но превосходство в бронировании советских танков над немецкими в 1941 году было слишком очевидным, чтобы удивляться тому, что ни один из этих снарядов броню "КВ" не пробил.

Весной 1942 года Павел Гудзь становится заместителем командира батальона, который вскоре будет расформирован. В то же самое время он получает звание капитана. Теперь он командир 574-танкового батальона. Талантливый танкист продолжает профессионально расти и уже осенью этого же года он в звании майора является заместителем командира 8-го гвардейского танкового полка прорыва. Вскоре он получает тяжелое ранение - его танк в ходе боя был подбит противником, а самого Павла едва вытащили из горящей машины вовремя подоспевшие товарищи. Несмотря на то, что такие раны обычно означают конец службы, Павел после окончания лечения в госпитале, вновь отправлся на передовую Он воевал в составе 5-го гвардейского танкового полка прорыва. В одном из боёв его "КВ" с трудом остановил два немецких тяжелых танка "Тигр", опрокинувших боевые порядки советской пехоты. Бой шёл на очень близкой дистанции и 76-мм пушка "КВ" имела все шансы поразить немецкого исполина. Первый танк врага был подбит, но второй точным выстрелом зажёг советский танк. Тем не менее горящая советская машина сделала последний выстрел по вражескому танку и тот был выведен из строя. Раненного Павла, оставшегося без кисти руки, вытащил из сгорающего танка один из выживших членов его экипажа.

Даже потерянная в боях кисть руки не остановила мужественного советского танкиста - вернувшись из тылового госпиталя, он вновь двинулся на фронт в качестве командира 5-го гвардейского тяжелого танкового полка прорыва. После окончания войны Гудзь также много сделал в военной сфере для повышения обороноспособности страны. Он был начальником кафедры ядерного оружия, занимался вопросами обучения и подготовки танкистов, решал проблемы развертывания ядерных сил СССР на случай масштабной мировой войны, возглавлял комиссию по принятию на вооружение БМП(Боевой машины пехоты). На его счету множество заслуг, отмеченных большим количеством наград, в их числе и Золотая медаль героя Советского Союза. Этот смелый и мужественный человек прожил долгую и достойную жизнь, и его путь окончился весной 2008 года в возрасте 88 лет.

Смотрите также...
Броня России. Фильм 1. Первые русские танки